Международная Ассоциация Исследователей Фортификации 'ЦИТАДЕЛЬ'

2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.
Три семьи, Три истории жизни и смерти их самых родных и близких людей, о которых мы обчно говорим - "Герои не умирают!".

История первая. Семья Марченко.
Homo totiens moritur quotiens amittit suos.
Человек умирает столько раз, сколько раз он теряет близких.
Миссия ЭВАКУАЦИЯ 200.
Город Киев, Лукьяновское военное кладбище.
Комментарий журналиста ЦЕНЗОРНЕТ Виктории Ясинской- «На Лукьяновском кладбище сегодня дохоранивали бойца, который погиб под ДАПом , Алексея Марченко, об этом еще напишу. (http://memorybook.org.ua/16/marchenkooleksvikt.htm)
после, когда с Павел Нетесов и Вадим Маштабей мы проходили по кладбищу мимо обелисков над захоронениями солдат, погибших в 40х годах, обратила внимание на надпись на одном из монументов, что ни один солдат не остался безымянным на той войне, а снизу просто количество останков, цифра 24.
звучит, как насмешка.......
в который раз спасибо команде, которая делает все, чтоб ни один солдат не остался безымянным на нашей войне...
На фото - это Павел словил, как я в неформальной обстановке общаюсь с демобилизованным другом Алексея Марченко Денисом.
справа могила бойца ДУК Всеволода Воловика
( memorybook.org.ua/3/volovik.htm)

История вторая. Семья Савчук.
Homo totiens moritur quotiens amittit suos.
Человек умирает столько раз, сколько раз он теряет близких.
Миссия ЭВАКУАЦИЯ 200.
Город Червоноград, Львовская область.
Выезжали из Киева в ночь под проливным дождем. Вспомнились слова друга и напарника поисковика Леонида Бондаря: "Дождь в дорогу на удачу." Так было всегда, значит будет и сейчас. У нас нелегкая миссия и как сложиться никто не знает. Мы едем сейчас не на Восток, едем на Запад. Нужно развести по домам части тел погибших и дохоронить в их могилы. Это звучит даже как-то нереально и дико. Погибли ребята еще 19 и 20 января 2015 года во время обороны и операции деблокировки нового терминала Донецкого аэропорта. Погибли они в бою. Их тела были побиты пулями, порваны на куски осколками снарядов, горели в технике. Их собирали по частям боевые товарищи и поисковики в разное время. Затем экспертиза ДНК, и складывается из всех этих частей человек как пазл. Каждая отдельная часть, с которой сошлось ДНК родственников, получает не просто номер, это номер, за которым имя погибшего. Часто бывает так, что это схождение происходит уже после того, как человек похоронен. Как сказать родственникам об этом? Это очень тяжело и непросто. Плюс есть сложности в документации, и делопроизводстве. Таких случаев больше трех десятков. Дело сдвинулось после первого разговора с родственниками и перестановками в структуре национальной полиции. Дохоронили Сашу Тищенко в Бородянском районе Киевской области, дохоронили Марченко Алексея в Киеве на Лукьяновском военном кладбище, теперь нам в дорога во Львовскую и Черновицкую области. Нас там уже ждут. В Червоноград въехали уже поздней ночью, вернее сказать ранним утром. Подъехали к военному комиссариату, подняли дежурного. Выяснилось, что места, где можно переночевать нет. Остались в машине, обязательно нужно поспать - завтра тяжелый день. Утром с военным коммисаром и работником социальной службы выехали к семье Петра Васильевича Савчука. Возле дома нас ждали две хрупкие девушки - это сестры Ирина и Ольга, мама Любовь Петровна не нашла в себе сил пережить все это еще раз. Она не поехала. Общались мы с Ольгой Савчук и с ней договаривались как будем все делать.
"Ольга, вы не переживайте по процедуре Как вы скажите, так все мы и сделаем. Будет только так как вы решили семьей". Но все равно ошушается напряжение и какая-то настороженность. Сразу едем на кладбище. При самом въезде ряд одинаковых флагштоков с желто-синими флагами. Рядом с памятником Петра кладбищенские работники с лопатами. Осматриваем надгробие. Как и говорила Оля -это сплошной гранит. В течении двадцати минут с бокового прохода комунальщики делают подкоп под фундамент таким образом, чтобы маленький картонный контейнер лег прямо под плиту.
"А это, что за трубка курительная лежит на могиле?'
" К нему часто ребята приходят,-" отвечает Ольга, но разговор как-то не получается.
"Вы простите нас, девчата, нам по процедуре....Ну, и обычно все родные сами хотят во всем до конца убедиться.... ну вы..... или......может, кто-то из вас один. Вы смотреть будете?" " Да, конечно."
Как все закончили, стоим недолго, прощаемся с военкомом. Он говорит, что готов во всем помощь оказать. Всего пару месяцев на должности. Подполковник CIMIC Иващенко дает свой номер: "Вы, если тут проблемы будут, набирайте, мы все таки в Киеве поближе к начальству. Решим."
Вроде как все, но, что-то держит. "Девчонки, а мы знаем, что на школе памятную доску открыли Петру. Вы не покажете нам?"
"Так эта школа возле нашего дома. Покажем, конечно".
Возле школы много детворы, сегодня же день защиты детей. На стене две таблички Савчуку Петру Васильевичу и Заяц Михайлу Михайловичу. За время этой подлой войны сложилась уже традиция помнить о погибших и в школах, где они учились вешают памятные таблички и доски. Вот на этой школе уже две. В селе Кожанка, на Киевщине, на старом, барачного типа, здании школы я видел три. К нам подходит учитель, занимавшийся с детьми. "А вы, ребята, к кому?" " Да, мы вот с сестрами Петра Савчука пришли посмотреть на табличку." "Так у нас и в школе по ребятам стенд есть."
Ольга и Ира оживляются: "А мы не знали даже." "Так хотите я вам покажу?!" Пока поднимались, встретили еще учителей. Начали вспоминать какой был Петр, и тут как-то в сердцах у всех стало теплее.
Спустились вниз уже другими. Стоим разговариваем.
"А, может быть, сфотографируемся? Дети, вы хотите с сестрами героя сфотографироваться?" "Да! " И к нам со всех сторон бегут малыши. Ольга и Ира улыбаются! "Слава Украине!" " Героям Слава!!!",- громко и дружно ответили дети. Один мальчуган крикнул за мно:""Украина!" Все ответили:" Понад Усе! " ПРАВИЛЬНАЯ ШКОЛ. НАША!
Все, нам пора ехать.
"Да куда же вы поедете вот так, вы же голодные?! Нет, нет, мы вас не отпустим. Поехали, мы вас накормим."
Лед окончательно расстаял. В, израненных горем потери, сердцах затеплилась малая искорка добра. Дождь в дорогу на удачу...Все получилось так как надо.

История третья. Семья Бузенко.
Homo totiens moritur quotiens amittit suos.
Человек умирает столько раз, сколько раз он теряет близких.
Миссия ЭВАКУАЦИЯ 200.
Село Большой Кучуров, Старожинецкого района Черновицкой области.
Машина остановилась возле сельского кладбища. Глаза сразу цепляются за желто-синие флаги...Нам точно туда. Возле могил, с трепещущими на ветру флагами, стоят люди ч они ждут нас. Все внутри собирается в твердый, ощущаемый сжатым кулаком, комок. Открываем кузов..., все проверяем, берем маленький картонный гроб с останками и черный пакет с личными вещами. Голова села подбегает и просит заехать машиной через центральный вход:"...у нас так положено". Радуюсь дополнительной возможности собраться с силами и сфотографировать все со стороны. Машина едет, я иду пешком через боковую калитку. Могилы с флагами ближе, больше десяти-пятнадцати человек стоят рядом и смотрят на тебя. По телефону общались с Ольгой - сестрой погибшего бойца. Остальные мне не знакомы. Идешь как через воду, не прикрытая, чувствующаяся на расстоянии, прямо кожей, боль. Боль родных сестер...Ольги и Оксаны. С Ольгой глазами встретились как давно знакомые люди, на ней лежала вся тяжесть общения и, конечно же, оформление необходимых документов. Оксана стояла в стороне и не смотрела в глаза. Младший брат Константин Петрович. Его боль глубоко внутри. Пожали руки: "Вы Константин Петрович?" "Да!" "Я - Павел." Почти белые, бледно-серые, вымытые слезами глаза Марии Георгиевны, мамы Володи. Теперь это мое воспоминание которое я пронесу через жизнь и буду рассказывать всем о войне именно это. В этих глазах было столько пережитой боли и страдания...столько много, что никакими словами это не передать...только взглядом. И вопрос - она что-то искала во мне..., смотрела прямо в сердце.. , в самую глубину. Я должен был сказать, и я что-то говорил, но не помню что. Потом как ступень следующая: "Вы смотреть будете?" "ДА!" Подполковник CIMIC Юрий Иващенко берет эту процедуру на себя. Открывает контейнер., выкладывает пакеты с фрагментами. Неприятный шелест, некрасивый, была бы возможность да каждый ноготок положить в отдельную коробку, не жалея бархата, золота и серебра. Эти мысли обрывает запах, этот запах..., когда его случайно приносит ветер, ты сильно вдыхаешь воздух, пытаясь понять откуда он, сердце учащенно бъется, глаза бегают по кустам и траве - режим поиска включен! Мы видели друг друга вот такими уже не на поле боя, а в мирной жизни, изменившимися в секунды от случайного запаха смерти. Со стороны это видится как резкое коллективное помешательство. Так оно и есть. Это теперь навсегда. Встряска напомнила о том, что все нужно фиксировать, опять берусь за фотоаппарат. Юра рассказывает и показывает все по порядку, не упуская ничего. Вот остатки обгорелой каски, вот ботинок, в котором была стопа... Оля смотрит ботинок: размер, марка. совпадают. "Да, это я покупала Володе. А вот каску он не носил, он горячий у нас был, зимой в одной тельняшке бегал. Когда нам передали оторванную руку она была в тельняшке. " Вот так фрагмент к фрагменту складывается тело и история погибшего бойца. Отмечаем, что в каске не было биологического материала.:" Вы извините, пожалуйста ,но так ЭТО называется в медицине - биологический материал. Это означает, что каска может быть не его, а кого-то из его товарищей, погибших вместе с ним". Ольга подписывает документы... Вырытая в могиле яма исчезает так же быстро как и появилась. Мы прощаемся с родными, оставляя их один на один с их горем. "Мы уехали, а им с этим жить дальше", - сказал Юра уже в машине.." Вы знаете, ребята, а ведь самое страшное, наверное, другое. Мы забрали у матери надежду на то, что Володя не погиб, что он еще вернется, что он не погиб, а пропал безвести....значит жив. Вот это страшно. Отец вот не смог перенести, теперь их могилы рядом. Сил и терпения этой семье".
Решили подъехать посмотреть и сфотографировать в Книгу Памяти памятную доску на школе, где учился Владимир. Едем за машиной головы села Тодеренчуком Василием Мирковичем. Здание школы со стороны похоже на какой-то санаторий, территория ухоженная, много зелени, площадка со строевой разметкой, флагшток с государственным флагом. Справа от входа табличка с черного гранита, а слева большой...да нет просто огромный красивый баннер с фотографией Владимира Петровича Бузенко.
Разговариваем с Василием Мирковичем...
Когда хоронили Володю Бузенко, то все улицы были людьми заполнены. Тысячи наверное полторы если не больше людей пришло с ним проститься. У нас планы в школе сделать музей. Предлагаем свою помощь. Рассказываю о Черниговской организации в которой объединились родственники погибших на русско-украинской войне бойцов "Едина Родина України" со всей Украины там семьи. Вот скоро в Тернополе у них будет съезд в августе этого года. Василий Миркович понимает без лишних слов...если надо будет то поможем и Марию Георгиевну отправим. Эти семьи они понимают друг друга с одного взгляда они помогают друг другу жить дальше с тем, что уже никак не изменить. Да поможем конечно без вопросов продолжает Василий Миркович мы и школу нашу хотим назвать именем Владимира Бузенко уже есть решение сельского совета...будем идти дальше.


Карта Google с фото

Семья и дети

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [10+]


4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


2322 x 4128
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.

На Лукьяновском кладбище сегодня дохоранивали бойца, который погиб под ДАПом , Алексея Марченко.

2322 x 4128
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


2322 x 4128
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


2322 x 4128
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


2322 x 4128
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


2322 x 4128
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


2322 x 4128
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.

Очень часто встречаемся на кладбище с Аленой Ещенко, женой Виктора Васильевича, нашего побратима погибшего при выходе из Иловайска.

4128 x 2322
2017_05_31 по 2017_06_2 Миссия Эвакуация 200 семьи Марченко, Савчук, Бузенко.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [10+]


free counters установить счетчик посещений